Козельщанский монастырь :: Полтавская епархия :: Полтавская Миссионерская Духовная Семинария УПЦ
Свт. Николай Японский

Полтавская Миссионерская Духовная Семинария

Украинская Православная Церковь

Титульная страница

Полтавская Миссионерская Духовная Семинария

· Правила приема
· Изучаемые предметы
· Преподаватели
· Учащиеся
· Газета «Кременчуг Православный»
· Газета «Глаголъ временъ»
· Выпускники

Свято-Николаевский собор

Библиотека

· Книги
· Литургика
· Службы
· Прп. Паисий Величковский
· Прп. Исаак Сирин

Ноты православных песнопений

· Литургия
· Вечерня
· Утреня
· Праздники
· Постная триодь
· Цветная триодь
· Ектении
· Разное
· NoteWorthy Composer

Ссылки

Новости

Архив

Обратная связь

Полтавская Миссионерская Духовная Семинария УПЦ

Полтавская епархия :: Козельщанский монастырь

Козельщанский Рождество-Богородичный монастырь

Козельщанский Рождество-Богородичный женский монастырь ведет свою историю с 80-х годов XIX ст.

В Кобелякском районе Полтавской области есть небольшое село Козельщина, бывшее родовое имение графини Софии Михайловны Капнист, перешедшее к ней по дарственной записи от Павла Ивановича Козельского, по имени которого оно названо.

До конца февраля месяца 1881 года это село не было ничем замечательно. Но вот событие, совершившееся здесь 21 февраля 1881 года, и события последующего времени сделали это село замечательным и известным по всей обширной Российской империи. Этим событием было чудо милости Божией, чудо исцеления по суду человеческому неисцелимо больной дочери графа Капниста, девицы Марии, явленное по крепкой вере и горячей молитве ее у иконы Божией Матери, которая с давнего времени составляла фамильную драгоценность, чтимую не только семьей, но и многими сторонними людьми, знавшими о существовании этой иконы. На ней изображена Богоматерь в хитоне, усыпанном звездочками; на коленях Ее покоится Предвечный Младенец, держащий в правой руке крест. В нижнем углу правой стороны св. иконы изображена часть стола, на котором стоит сосуд и лежит ложечка. Само начало иконы неизвестно за отсутствием сведений. Судя по характеру живописи, икону, очевидно, писал художник итальянской школы. От этой-то св. иконы и получила исцеление дочь графа Капниста, девица Мария. Во время учебы в Полтавском институте благородных девиц тяжело заболела вывихом от неправильного уклона ноги в сторону. Болезнь перешла в сустав другой ноги и плеч, затем была поражена нервная система. Лечили в Харькове, на Кавказе и в Москве у знаменитых врачей. Представилась возможность обратиться за помощью к парижскому профессору Шарко. Собираясь в путь, Мария начала чистить ризу иконы и крепко молиться перед заступницей. Всю тяжесть недуга, всю скорбь и отчаяние, больная излила перед ликом Божией Матери.

И услышана была слезная, горячая молитва больной.

Вдруг она почувствовала что-то необычайное — присутствие жизни и силы в руках и ногах. С глубокой верой, с благодарностью к неисповедимым путям промысла Божия все изливали свои чувства пред иконой Божией Матери, во время молебна, тотчас же совершенного пред Нею приходским священником. И нет надобности ехать в Москву. Осталась другая цель поездки — религиозно-нравственная. Врачи выразили недоумение и отказались объяснить с научной точки зрения такую болезнь и мгновенное выздоровление, подобных случаев в их практике не было.

Разнеслась молва о чуде исцеления. В московской квартире графа начали стекаться люди для поклонения чудотворной иконе. Преосвященный Алексий благословил икону для всенародного поклонения. Еще до их возвращения, вся окрестность уже знала о благодатных исцелениях от Козельщанского образа. Стали собираться люди для поклонения образу. Хранить икону дома не стало возможности. С разрешения Полтавского Владыки Иоанна граф устроил временную часовню, где поместили икону 23 апреля 1881 года. Иногда к иконе стекалось от 5 до 7 тысяч человек, богатых и бедных, разных сословий, для чествования и молебнов.

8 сентября 1881 года в день Рождества Божией Матери с разрешения епархиального начальства был положен первый камень в основание храма. При участии графа к 7 сентября 1882 года храм был готов, освящен архиепископом Иоанном в честь и славу Пресвятой Богородицы, придел — в честь Марии Магдалины. Со временем благоустраивается Козельщанский приход. Граф ходатайствует о создании женской общины, обещая пожертвовать землю из своего имения. Синод указом от 1 марта 1885 года благословил учредить женскую общину с больницей, школой, богадельней. В апреле 1885 года начальницей общины назначена м. Олимпиада из Золотоношского Богословского монастыря.

4 июня 1886 года м. Олимпиада прибыла с сестрами в Козельщину, для большей торжественности был устроен крестный ход, икону несла исцеленная Мария, не чувствуя тяжести, хотя икона была ей не под силу. 22 июля 1887 года положено основания корпуса с зимней церковью, освященной в честь Преображения Господня, придел — в честь Святителя Николая.

Указ Синода от 17 февраля 1891 года возвещал об возведении общины в монастырь. На малом входе м. Агния возведена в сан игумении. Этим днем завершается первый период жизни обители и ее устроения.

Описание этого знаменательного для монастыря дня вы можете прочитать здесь >>>.

Преемницей игум. Агнии стала игум. Олимпиада, настоятельница Красногорского монастыря, бывшая первой начальницей общины.

10 августа 1900 года Владыкой Илларионом совершена закладка собора. Каменные работы продолжались три года, храм был готов к осени 1903 года. Игуменией Олимпиадой I устроен иконостас из мрамора, который изготовлен в мастерской Менциони в Ростове-на-Дону. Иконы писал Московский художник Гурьянов. К январю 1906 года собор в основном был окончен. По благословению владыки Иоанна на 23–24 июля 1900 года было назначено освящение двухпрестольного храма. Главный — Рождества Божией Матери, придельный — Марии Магдалины и преподобной Олимпиады. Игум. Олимпиада I награждена крестом с бриллиантовым украшением за труды по сооружению собора. 4 мая 1904 года обитель посетил Император Николай Александрович и Государственный Наследник Михаил Александрович, пожелавшие поклониться чудотворному образу Божией Матери во дни переживаемых Россией испытаний. От станции Император до обители шел пешком.

Выслушав приветствие, Царственные богомольцы приложились к кресту, к чудотворному образу Божией Матери, пожертвовали 1500 тысяч рублей.

Недалеко от обители в Кременчугском уезде, на берегу реки Псел, находилась монастырская дача «Обиток». В скиту жили 15 сестер, пели в церкви, вели хозяйство. Храм в скиту освящен в честь Божией Матери «Всех скорбящих радосте».

В 1929 году советские власти закрыли монастырь, сестры перешли жить в скит, духовником которого был архм. Александр (Петровский) — ныне новоканонизированный поместным собором священномуч. Александр архиеп. Харьковский.

Перед закрытием монастыря, на образе Божией Матери, находившемся на святых вратах обители, на лике начали выступать кровяные слезки. Советские власти, чтобы не распространялись слухи о чуде Божией Матери, принуждали игумению Олимпиаду II подписать бумагу, что с иконы выступает краска, а не кровь, Матушка Игумения, письмоводительница — мон. Феофания и р. Б. Анна отказались скрыть чудо, за что и были отправлены в Полтавскую тюрьму. В 1937 году игум. 0лимпиада II была зверски замучена в той же тюрьме — на груди ей вырезали крест. Место погребения ее не известно.

Второй период жизни монастыря начинается с военного времени. В 1941 году немецкие войска вошли в Козельщину. Главный штаб разместился в соборе. Ночью, когда все спали, дежурные заметили женскую фигуру во всем черном. Они начали преследовать ее, стараясь задержать, стреляли, но пули пролетали мимо. Так продолжалось несколько ночей.

Расспросив окрестных жителей, узнали — что здесь до 1929 года существовал женский монастырь, они сразу же покинули собор. Через некоторое время открылся монастырь. Сошлись сестры, и началась монастырская жизнь, полная лишений и скорбей, в это нелегкое для всех время монахиня Феофания (Зонова) была возведена в сан игумении. Монастырю отдали подвальный и 1-й этажи игуменского корпуса с церковью. Над ними размещалась школа, что мешало Богослужению и нарушало монастырский уклад жизни. Но старая монашеская закалка помогала сестрам переносить все трудности с терпением и благодарением Богу. На праздник Вознесения в 1949 году было объявлено о закрытии обители. Сестрам предложено переехать в Лебединский монастырь Черкасской епархии, который постигла та же участь в 1951 году.

Массовое возвращение церквей и монастырей забило свежим источником в душах верующих. В 1990 году весна возрождения наступила в Козельщине. 6 марта, в день празднования Чудотворной иконы, в соборе впервые, через много лет после его закрытия, совершилось богослужение, настоятелем новооткрывшейся церкви назначен священник о. Петр (Дурко)

В 1992 году содействием архим. Антония (Кузнецова), бывшего воспитанника игумении Феофании, были собраны оставшиеся козельщанские сестры. Монахиня Ираида (Кравцова) назначается старшей сестрой в новооткрывшуюся общину. Гомельский владыка Аристарх и архим. Антоний пожертвовали общине церковную утварь. В том же году по инициативе благочинного Кременчугского округа, куда входил Козельщанский район, архимандрита Филиппа (Осадченко, ныне архиепископ Полтавский и Миргородский), общине был дан статус монастыря. Монахиня Ираида возведена в сан игумении осенью 1992 года. Ходатайством настоятельницы возвращены часть игуменского корпуса и некоторые постройки. Матушка игумения положила много трудов на возрождение монастыря: началась реставрация собора, ремонт зимней церкви и келий для сестер, заведено хозяйство, приобретена техника. При помощи Кременчугского завода «Нефтеоргсинтез» проверено газовое отопление и ведутся восстановительные работы в соборе.

Возрождалась не только материальная сторона, но и духовная. 23 февраля 1993 года чудотворная Козельщанская икона была перенесена в Козельщанский монастырь. Икона долгие годы хранилась в одной из частных квартир в Киеве (недалеко от Ленинградской площади), где жили бывшие монахини Козельщанского монастыря. По пути следования икону для поклонения привозили в Троицкую церковь и Успенский храм г. Кременчуга и в Свято-Николаевскую церковь г. Комсомольска. Торжественное перенесение иконы из Киева было вдохновлено и организовано игуменией Ираидой и архимандритом Филиппом (Осадченко, ныне архиепископ Полтавский и Миргородский).

С материнской любовью обращалась матушка Ираида с сестрами, стараясь никого не унижать и не возвышать. И не только насельницы обращались за духовным советом, но и миряне приходили к ней со своими житейскими невзгодами и скорбями, и каждый уходил от нее утешенным и умиротворенным. Она поступала по словам прп. Серафима Саровского: «Стяжи дух мирен и тысячи вокруг тебя спасутся», действуя во всем духом кротости и любви. Будучи высокой духовной жизни матушка игумения имела откровение от Господа о конце своего земного странствования. После тяжелой, продолжительной болезни, сопряженной с трудами по восстановлению обители, игуменья Ираида отошла ко Господу 22 июня 1996 г. Погребение возглавлял архиеп. Феодосий со множеством духовенства и мирян, приехавших с разных епархий, давших и любивших матушку.

Ее восприемницей стала бывшая благочинная монахиня Серафима (Новомодная). 26 ноября 1996 года митрополитом Феодосием возведена в сан игумении.

Матушка Серафима совсем юной девочкой пришла в монастырь к своей сестре-монахине Аполлинарии (ныне покойной) и прожила в нем до самого закрытия монастыря.

Матушка знает, какой неповторимой духовной и внешней красотой сияла эта Святая Обитель...

В настоящее время с Божией помощью и покровительством Царицы Небесной, с помощью дорогих благотворителей, кому дорого духовное наследие, монастырь восстанавливается из руин.

Продолжается реставрация собора, церкви и других монастырских зданий. Молитвами и заботами игуменьи Серафимы насельницы несут послушания, воссылают молитвы и благодарения за милость Бога и Царицы Небесной.

В разделе Библиотека/Книги вы можете взять небольшой историко-археологический очерк В. Н. Жук, Г. Д. Сердюк. «Перлина Козельщини. З історії Козельщинського Різдвяно-Богородицького жіночого монастиря» (на украинском языке) и познакомиться ближе с историей монастыря.

Чудотворная Козельщанская икона Божией Матери

Козельщанская икона принадлежит к числу сравнительно поздних по времени прославления чудотворных икон Богоматери и вместе к числу наиболее почитаемых. Событие, прославившее эту икону получило самую широкую огласку, произвело глубочайшее впечатление. Это событие было не каким-нибудь древним преданием, которое можно было бы отрицать, но произошло, так сказать, воочию современников. Множество людей видели ту, на которую впервые излилась чудотворная благодать этой иконы, — видели безнадежно-больной; знаменитые врачи признали ее неизлечимой, но повеяла исцеляющая благодать Пречистой Девы — и чудо совершилось...

Козельщанская икона была семейной в роду графа Владимира Ивановича Капниста н находилась в его имении, в селе Козельщине. Икона эта древняя. Характер письма говорит об итальянском ее происхождении. Лики Божественного Младенца и Богоматери на этой необыкновенно красивой иконе полны какой-то утешительности. Икона принадлежала в XVIII веке жене запорожского войскового писаря Сиромахи, который в 1764 году подписал акт окончательного присоединения Малороссии к России, был за то жалован землями и по желанию императрицы Елизаветы Петровны женился на одной из ее фрейлин итальянского происхождения.

У графа Капниста была дочь Марья Владимировна, воспитывавшаяся в Полтавском институте.

В 1880 году, на масленице, девушка вывихнула себе ногу с искривлением ступни. Полтавский врач Мейер признал повреждение незначительным. То же говорил и знаменитый харьковский хирург Грубе. Он наложил гипсовую повязку, советовал по особому его рисунку изготовить башмак, прописал теплые ванны и внутрь прием железа. В деревне все эти советы были тщательно исполнены. Однако не только никакой пользы не было, но на Пасху появилось искривление другой ноги. Профессор Грубе приказал тогда везти больную на Кавказ и лечить минеральными водами. На Кавказе обнаружились новые повреждения: вывихи в плечевых суставах и в левом бедре и крайняя чувствительность в позвоночном столбе, обусловленная страданием спинного мозга. Электричество, ванны; железистые воды — все было испробовано без пользы. Граф повез дочь в Москву. Больная была исследована знаменитыми невропатологами, профессорами Кожевниковым и Корсаковым, хирургом Склифасовским и терапевтами проф. Павлиновым, Митропольским и Каспари. Они не могли оказать помощи и отправляли к европейским знаменитостям Гютеру и Шарко. Приезда Шарко и без того ждали в Москве, куда его звал известный капиталист Лямин. Поэтому граф Капнист остался ожидать его, а дочь с женой отправил в деревню, условившись, что они выедут в Москву по первой его депеше.

21 февраля 1881 года пришла от графа в деревню телеграмма, что Шарко выехал в Москву. Графиня решила ехать на другой же день и посоветовала дочери помолиться пред их семейной иконой и почистить при этом ризу на иконе. Такой был обычай в их семье.

Больная крепко обняла икону слабыми страдающими руками и, прильнув к ней излила в горячем молитвенном порыве всю свою веру. Вдруг она почувствовала, что с нею творится что-то чудесное. Присутствие жизненной силы внезапно появилось в руках и ногах, дотоле лишенных чувствительности. Вне себя графиня громко закричала: «мама, мама, я чувствую ноги, я чувствую руки!» И тут же она стала быстро срывать с ног тяжелые, по восьми фунтов, металлические бинты и упорки. Мать думала, что дочь лишилась рассудка. Ее порывистые движения, радостное лицо и крики казались настрадавшейся женщине припадками безумия. Но, наконец, она удостоверилась, что дочь чудесно исцелена.

В доме было много гостей. Прибежав на крик, они увидели, что молодая графиня ходит здоровою. Тут же был отслужен молебен, и можно представить себе, с каким чувством молились присутствующие.

Несмотря на полное исцеление дочери, графиня решилась везти ее в Москву, куда они и выехали на другой день, взяв с собой икону. В Москве граф устроил собрание ученых врачей. Врачи, во главе с Шарко, отказывались приискать научное объяснение происшедшему, и Шарко говорил, что, если б не такие достоверные свидетели, как московские профессора, то он бы счел все это событие за мистификацию.

Граф стоял в Лоскутной гостинице. Слух об исцелении быстро распространился по Москве, и народ стал стекаться сперва в номер гостиницы, а потом в церковь, куда перенесли икону и где происходила необычайная давка.

В последних числах марта семья графа с иконой выехала обратно в деревню. Тут в усадьбу пришла слепая девица, рассказавшая, что Богоматерь во сне велела ей идти к Ее иконе. Графиня вынесла ей икону, перед которой та долго молилась, и через несколько дней пришла уже зрячею на оба глаза. В графском саду была устроена сперва часовня, а потом и церковь. Чудеса записывались, и двадцать одно чудо было обследовано отряженною из Полтавы комиссией. Один мальчик исцелился на глазах комиссии.

Богомладенец на Козельщанской иконе полулежит на коленях Богоматери, держа крест. Справа изображена чаша с ложечкой, вероятно в символ того, что Богоматерь принесла радость миру: «Радуйся чаше, черплющая радость».

Празднование Божией Матери ради чудотворной Ее иконы Козельщанской совершается 21 февраля по ст. ст. (6 марта по н. ст.)

В разделе Библиотека/Книги вы можете взять «Сказание о явлении и чудесах Козельщанской иконы Пресвятой Богородицы с приложением акафиста» — переиздание брошюры конца ХIХ века, рассказывающей подробно, с документальными свидетельствами о прославлении Божией Матери через Её чудодейственный образ.

Уникальное свидетельство

О последних днях жизни Марии Владимировны Капнист, в честь выздоровления которой была основана сначала маленькая часовня, а позднее и Козельщанский Рождество-Богородичный монастырь, удалось узнать случайно. В Полтаве проживала монахиня мать Антония — в миру Нина Николаевна Желтовская (участница Великой Отечественной войны), которая в послевоенные годы находилась в Полтавском Крестовоздвиженском монастыре. Продолжительное время она состояла в переписке со священником, в свое время известным и в Полтаве церковным и общественным деятелем А. Г. Введенским. Он в последний период своей жизни жил в городе Троицке Челябинской области, а в годы гражданской войны проживал в Одессе, где судьба свела его с Марией Владимировной Капнист.

Ниже приводятся письма о. Александра Введенского, написанные в 1953 году м. Антонии (Н. М. Желтовской), в которых речь идёт об образе Козельщанской Богоматери и судьбу М. В. Капнист.

«Здравствуйте, возлюбленная о Христе сестра Антония!

Приношу глубокое, сердечное спасибо Вам за письмо, внимание и исполнение моей просьбы. Хотя образ еще не получен, но я верю и надеюсь, что он будет, и тогда первые молитвы перед ним я вознесу за Владыку Паладия, за игумению Иннокентию, за Вас, сестра Антония, и за всех сестер Вашей обители.

Вы просите меня описать историю моего знакомства с Марьей Владимировной Капнист и ее последние дни жизни у меня. Извольте. Я с радостью делаю это, потому что история эта весьма знаменательна, поучительна и интересна

Когда я учился в 5 кл[ассе] Черниговской духовной семинарии, мне попалась в руки «История Козельщинской Б[ожией] М[атери]». Я прочитал и усумнился. Я не поверил, чтобы девушка, 2 1/2 года не владевшая ногами, сразу встала и пошла, едва приложившись к образу. И тут же решил, как Фома неверный: «Пока не увижусь с одним из свидетелей чуда, т. е. с очевидцем чуда, не иму веры». Таким образом червь сомнения закрался мне в душу и точил ее каждый год моей жизни. А образок все чаще и чаще попадался мне на глаза, напоминая о грехе моей юности. Например: когда я поступил в Московскую духовную академию, я спал рядом со своим товарищем, в изголовье которого висел образок Козельщинской Б[ожией] М[атери]. Родители невесты благословили меня К[озельщинской] и[коной] Б[ожией] М[атери]. Первый молебен, когда я назначен был законоучителем Одесской 2 гимназии, был заказан К[озельщинской] и[коне] Б[ожией] М[атери]. Первый вопрос, заданный мне в 8 классе учениками, был вопрос о К[озельщинской] и[коне] Б[ожией] М[атери]. Т. е. тот самый вопрос, который смутил мою душу. Знаменитый Фесенко, издатель хромолитографированных иконок, предложил мне написать краткую историю К[озельщинской] и[коны] Б[ожией] М[атери]. И так далее.

В 1920 [*] г., когда хлынул поток беженцев в Одессу (в то время я был протоиереем Одесского собора), ко мне пришла одна беженка по фамилии Армашевская снимать комнату. Она понравилась мне, и комнату я сдал ей. Вечером того же дня она попросила меня на чаек. Я прихожу и вижу на стене образ К[озельщинской] и[коны] Б[ожией] М[атери]. Я немного смутился. Она заметила моё смущение и спрашивает, в чём дело. Я рассказываю ей то, что Вам сейчас пишу. И замечаю, как её лицо меняется, глаза наполняются ужасом, она схватывает голову свою руками, потом берет меня за руку и говорит мне:

 — Господь услышал Вашу молитву. И перед Вами не свидетельница чуда, а сама виновница чуда. Я — Марья Владимировна Капнист.

 — Но Ваша фамилия Армашевская? — спрашиваю я.

 — Да, но это по мужу. Надо Вам сказать, что я, получив исцеление, дала Богу обет никогда не выходить замуж. Но нарушила этот обет, и как же Господь наказал меня. Мой муж оказался горьким пьяницей. От него я имею сына и дочь. Он умер от запоя. Потом я вышла замуж за профессора Армашевского [**] , бывшего городским головою г. Киева. Как я любила его. Но его расстреляли и я бежала сюда.

 — Так расскажите, как же Вы исцелились, — спросил немного пришедший в себя я.

 — А вот слушайте. Я училась в Полтавском институте благородных девиц. Училась хорошо. Была общей любимицей. Меня чуть ли не на руках носили, п[ри] ч[ем] отец мой, когда приезжал в институт, то всем-всем подарки привозил: и подругам, и начальнице, и воспитательницам. Любимым моим занятием было прыгать по лестнице, по ступенькам сверху вниз. Сначала через две, потом через три. А раз перепрыгнула через пять. И впервые почувствовала боль в ступне ноги. Сначала скрывала эту болезнь. Но она становилась всё острее и больнее. Воспитательница обратила внимание, пригласила врача, и оказали первую помощь. Но боль не унималась. Появилась опухоль, стало выкручивать ногу. Пригласили профессоров из Киева. По делнем [***] совещании забинтовали в гипс. Так пролежала до св. Пасхи. Родители мои собирались в храм. И меня звали. Но я подумала, что буду там всем в тягость, и не поехала. И хорошо сделала. Когда они уехали, со мною случилось новое несчастье. Вторую ногу стало выворачивать. И я пережила новые мучительные боли. Вызвали экстренно врачей и вторую мою ногу залили в гипс. И вот 2 1/2 года лежала я в гипсе, как труп. Сколько приезжало врачей из Москвы, Харькова, Киева, не помню уже. И вот как-то домашний фельдшер дал совет обратиться к парижскому профессору Шарко, слава которого гремела по всей Европе.

Может быть, у дочери Вашей болезнь возникла на нервной почве, — говорили фельдшера. Отец мой на всё готов был, лишь бы помочь мне. И он написал Шарко. Тот ответил, что специально в Полтаву не поедет, но в Москве готов осмотреть больную дочь. Назначен был день приезда Шарко в Москву. Начались приготовления к отъезду. Мучительные были дни. Мать почти оставила меня одну. А я каждую минуту зову ее посидеть, поговорить, успокоить. Наконец, мама устала от моих просьб и раз приходит и приносит мне образ Б[ожией] М[атери] и говорит:

 — Маша, вот наш фамильный образ. И в нашей семье живет такое предание: если кто из больных приложится к образу и почистит его, тот обязательно выздоровеет. — С этими словами и подает мне образ Б[ожией] М[атери] — а я тут же подумала: хочет отвязаться от меня. Но я образ все-таки взяла и полотенцем отерла его и, усмотревшись в лик Божией Матери стала молиться:

 — Пречистая Богомати! Я — калека. Мне горькая жизнь уготована. Возьми меня к Себе или восстави от одра болезни.

В один миг сильная боль, появившая[ся] в позвоночнике, заставила меня закричать и лишила меня сознания.

Все сбежались на мой крик. Я вскоре очнулась и почувствовала, что ко мне вернулась способность владеть ногами.

 — Мама! Я исцелилась! — воскликнула я.

 — Перестань, Маша, этим не шутят.

 — Но посмотри, посмотри, я шевелю ногами.

Действительно, я исцелилась. Позвали врача, сняли гипс, я поднялась, села на кровати, а потом бросилась на шею матери. Но ноги ослабели, и я снова улеглась на постель. С этих пор я быстро стала крепнуть и к отъезду в Москву ходила, как и все.

Я не стану описывать, как мы поехали в М[оскву], что говорили профессора и что говорил Шарко. Скажу только, что Шарко сказал отцу: «Если бы не профессора, лечившие больную, то я не поверил бы Вам».

Весь 1920 г. М[ария] В[ладимировна] прожила у меня, на Кузнечной ул., д. 14, кв 19. Жила она тихо, спокойно, часто посещала церковь, а вечера проводила с моей семьей в душеспасительной беседе. К концу года появились у нее нарывы на голове и оч[ень] большие. Она почувствовала надвигающуюся смерть и причастилась. Исповедь ее была на редкость глубокая — сердечная, христианская. Умерла в полном примирении со всеми. Последние ее слова были: «Господи, спаси от бед сестер моей обители. Батюшки, никогда не забывайте в своих молитвах моих дорогих сестер». И с этой молитвой умерла.

Похоронена она мною в 1921 г. на Одесском 3-м кладбище под фамилией Армашевская (по 2-му мужу).

Мир праху ея и вечный покой ея душе!

Письмо кончаю, а посылки с образом до сих пор нет.

Среди полтавского духовенства нет ли протоиерея о[тца] Григория Лысяка, моего бывшего сослуживца по Одессе? Пишут мне, будто он в Полтаве.

Еще одна просьба: 6/ХII по новому ст[илю] помолитесь о здравии моем.

Есть ли в Полтаве сушеные белые грибы и в какой цене? Я вышлю денег, и попрошу выслать 3 кг.

Душевно Ваш прот[оиерей] Ал. Введенский».

П. Н. «Только что получил повестку на Вашу посылку. Сколько радости, сколько благодарности наполняют мою душу. Глубокое, сердечное спасибо всем, порадовавшим меня.

Благодарим Вам молитвами».

Письмо второе, написанное А. Г. Введенским вскоре после первого, в том же 1953 году.

«Возлюбленная о Христе сестра Антония!

Еще и еще раз благодарю за присланный Вами образок Козельщинской иконы Божией Матери. При взгляде на него слезы полились из глаз моих и уже не послышались старые слова укоризны: „не буди неверен, но верен“, какие всегда теснились в мою душу при взгляде на сей образ, как об этом я Вам писал.

Вот только горе. Не имею акафиста. Убедительно прошу Вас. Поручите какой-нибудь машинистке напечатать на пишущей машинке в 3-х экз[емплярах] акафист. Все расходы я оплачиваю немедленно по получении.

Все Ваши имена я вписываю[в] помянник и молитва о них ежедневно будет возноситься во время литургии. Кроме того, когда получу акафист, на молебне тоже будем молиться всей церковью.

Прошу и меня поминать в своих св[ятых] молитвах.

Сообщаю, что Марья Владимировна до последних дней ходила на ногах бодро и не жаловалась на них.

Я кратко описал Вам последние[дни] жизни ея. По мере возможности я буду восполнять свои воспоминания какими-нибудь подробностями.

Одновременно пишу письмо и Вашему владыке за содействие, оказанное мне при обретении желаемого и любимого образа.

Да хранит Вас Пресвятая Владычица за бесценный и святой дар.

Прот[оиерей] А. Введенский.

Передайте сестрам, что по завещанию М[арьи] В[ладимировны] я всегда молюсь о сестрах ея обители. Я молюсь общей молитвой, но если Вы пришлете список всей братии, я буду рад выполнить волю покойницы до мельчайших подробностей.

А. В.

Не попадались ли Вам в Полтаве мои сочинения: 1) Религиозные сомнения наших дней п. 1. 2) Заслуги церкви перед обществом и государством. Учебник св. истории Ветхого и Нового Завета и переводы мои: Бророа. Сомнения старых и юных. Нилькеса „Катехизис неверующих“ и т. д. Никак не могу найти их».

__________________________

Примечания

* Автор письма ошибочно написал «1921».
** П. Я. Армашевский (1851-1919) — известный украинский геолог, профессор Киевского университета.
*** Так в письме.

Из брошюры В. Жук, Г. Сердюк. «Перлина Козельщини» («Жемчужина Козельщины»), Полтава, 1992.

В разделе Библиотека/Книги вы можете взять эту брошюру целиком.

Чудеса

I
Самое первое чудо совершилось 23 февраля 1993 г., когда в обитель вернулась чудотворная икона Божией Матери. Духовенство с сестрами монастыря вышли навстречу к образу. Среди духовенства находился архимандрит Антоний, приехавший на торжество с Гомельской епархии. Он был болен гриппом и с трудом разговаривал. Священники вынесли икону из автобуса. Приняв на руки чудотворный образ, отец архимандрит Антоний неожиданно для себя и для других запел. Знавшие про его болезнь, были поражены чуду. Несколько минут назад не в силах произнести и слова, архимандрит запел, да так сильно, что покрыл все голоса. Всю праздничную всенощную и литургию пропел на клиросе не чувствуя никакой болезни.

II
Следующий замечательный случай помощи Царицы Небесной. В начале весны того же года из Киева доставили лес. Доски сгрузили около собора и уехали. Начало темнеть, а занести их в храм некому. Тогда людей было мало, в основном все пожилые, от силы было человек 5–6, но и, конечно, было не под силу самим перенести их. Матушка игуменья Ираида (ныне покойная) взмолилась перед иконою Божией Матери о помощи, и Царица Небесная не отвергла ее просьбу. В эту же ночь поездом приехало 10 человек паломников из Кировограда, и утром благополучно все дружно занесли доски в собор. Среди приехавших паломников был мужчина, имевший на обеих ногах экзему. Отслужив молебен и приложившись к образу Божией Матери, он взял с собой святой воды и масло от лампады и уехал домой. Дома в течение некоторого времени вытирал ноги маслом и святой водой. И совершилось чудо. Через месяц на ногах остались одни шрамы, и он уже свободно мог ходить, не чувствуя боли в ногах. После своего исцеления этот мужчина приехал отслужить благодарственный молебен и поблагодарить Целительницу немощных за оказанную милость.

III
Вот еще поразительный случай милости Божией, скорой помощи Царицы Небесной и грозное наказание за неисполнение обещания, данного перед иконою Божией Матери. В одной семье, проживающей в г. Полтава, заболел почечной болезнью 3–летний мальчик Артемка. Урину выводили искусственным способом, и он не мог ходить. Родители начали возить его ко всем областным врачам, профессорам, но они помочь мальчику не смогли. Чудный ребенок сам вразумил родителей. Когда он играл, то складывал из карандашей крест и целуя его, говорил: «Никто меня не вылечит, только Бог». Как говорит народная пословица — «Как горе — так и к Богу». Так и получилось. Родители Артемки, не видя помощи от земных врачей, обратились к Богу. Они услышали, что есть в п. Козельщине Чудотворная икона Божией Матери. В воскресный день они всей семьей приехали в монастырь. После литургии отстояли акафист. Обычно, убитые горем люди, молятся искренне, со слезами, с верой и надеждой на помощь. Так и мама Артемки со слезами и верою молилась перед чудотворным образом. Во время молитвы она пообещала Божией Матери, если мальчик исцелится, то она повенчается со своим мужем, поисповедуется, причастится, сделает пожертвование на монастырь и вообще исправит свою жизнь. Удивительный ребенок и очень терпеливый. Видно было, что во время молебна ему было очень больно, но он не издал ни одного стона, только зажмурился, скривился и еще крепче прижимался к маме. После молебна они уехали домой. Вечером в тот же день звонит радостная мама и сообщает, что Артемка без медицинских препаратов сходил на горшочек. Да, и это стало для Них великой радостью. Через месяц приезжают мама с Артемкой. Он уже своими ножками ходит, личико радостное, светлое, отечность сошла. Мама сообщает, что мальчик полностью исцелился. Еще раз с благодарностью приложившись к иконе Божией Матери, уехали домой. Мальчик поправился, все скорби позади, и потекла жизнь своим чередом. Время проходит, обеты, данные перед чудотворным образом, не исполняются. Как говорят — «Господь долго терпит, но больно наказывает». Так и случилось с мальчиком. По вине родителей, не исполнивших обеты, мальчик опять заболел, но уже не к исцелению, а к смерти. И Господь забирает ребенка к себе. Вскоре после смерти Артемка явился во сне матери и сказал: «Не скорбите, мне здесь хорошо, и приносят конфеты, которые ты даешь на панихиду».

Тяжелое испытание пережила эта семья, и родители вынесли из него самое главное — веру. И это послужит примером для всех нас, а главное — как страшно обещать Богу и не выполнять.

IV
В д. Дюбовиновка Полтавской области в семье Дудченко монастырский священник О. Петр совершал освящение дома. Во время освящения мальчику Вите стало плохо, он потерял сознание. О. Петр прочел над ним молитву, но Витя очнулся только через 15 минут. Батюшка пригласил семью приехать в воскресный день на литургию. Это была пятница. В субботу мальчик чувствовал себя нормально, в воскресенье утром ему опять стало плохо, открылась рвота, родители растерялись, не зная, что с ним. С трудом доехали до обители, до церкви шел сам. Когда переступил церковный порог, с ним произошло расслабление всего тела, родители под руки донесли его до скамейки, не владея собой, пролежал он до «Отче наш».

Монастырские священники о. Петр и о. Иоанн совершали обряд воцерковления (вводины), священники несли его на руках, после этого ему стало немного лете. Усадив на стул, батюшка исповедал. К причастию его подвели. После литургии был молебен с акафистом Божией Матери, мальчик снова почувствовал тошноту. Весь молебен ему было плохо. В конце молебна к мальчику вернулись сила и крепость. Без посторонней помощи Витя приложился к иконе. Болезнь больше не возвращалась. Сейчас они постоянные прихожане в обители, радостно видеть людей, обретших Бога и веру.

V
22 февраля 1993 г. образ Козельщанской Божией Матери находился в Свято-Троицкой церкви г. Кременчуга для поклонения. Очередь была большой на несколько часов. Со своей бабушкой стоял будущий первоклассник Коля, страдавший заболеванием ноги. По заключению медицинского обследования на кости был нарост, и мальчика готовили к операции. Во время ожидания к Коле подошел священник о. Григорий и повел его приложиться к иконе. Бабушка слезно молилась об исцелении внука. Через некоторое время они снова подходили к иконе. Прошло несколько месяцев, и мальчик стал говорить, что ножка не болит. Сделали снимок, и нароста на кости не оказалось, необходимость операции отпала.

9 декабря 1993 г. бабушка с мальчиком приезжали в обитель, отслужили благодарственный молебен Царице Небесной.

Адрес

Козельщанский Рождество-Богородичный монастырь:
39100 Украина, Полтавская обл., Козельщанский район, пгт. Козельщина,
Козельщанский монастырь,
тел. (05342) 9-12-49, 9-13-00,
настоятельница — игумения Серафима (Новомодна).

[Вверх]

© Полтавская Миссионерская Духовная Семинария УПЦ
г. Комсомольск 2000–2019 гг.